Города и архитектура 22

«Реальность, которую мы видим, бесконечна, но лишь её избранные, значимые, решающие моменты, которые нас чем-то поразили, остаются в нашей памяти. Из всех средств изображения только фотография может зафиксировать такой точный момент, мы играем с вещами, которые исчезают, и когда они исчезли, невозможно заставить их вернуться вновь.»
- Анри Картье-Брессон (Henri Cartier-Bresson), фотограф

Вспоминать правила композиции перед съемкой все равно, что мыслить о законе гравитации, выходя на прогулку.

- Эдвард Уэстон (Edward Weston)

"Фотография - свободное творчество духа".

Кристальная объективность маленького фотоаппарата - беспристрастный хрусталик - стекло подлинной поэзии. 
Рука человека уже не вмешивается. Хрупкая гармония физики и химии. Чувствительная пластинка, ловящая самые тонкие детали.

Сама экономичная структура этого точного и совершенного механизма свидетельствует, что его поэтическая деятельность радостна. 
Лёгкое смещение, едва уловимый наклон, верно угаданное расстояние - а всё затем, чтобы, повинуясь тёплым кончикам пальцев и никелированной пружине, выпорхнули из чистой хрустальной объективности стекла тридцать шесть новых, исполненных духовности взглядов на мир и сорок импульсов вдохновения.

Когда рука не вмешивается, дух начинает постигать, что отсутствие неточных касаний пальцев - благо; вдохновение освобождается от ремесленного навыка, доверяется только бессознательному расчёту механизма. 
Новая манера творчества духа - фотография - наведёт наконец необходимый порядок в фазах поэтического производства.

Доверимся новым средствам фантазии - они рождены естественными объективными смещениями пространств и масштабов. Только придуманное лишено оригинальности. А чудо свершается с той же непреложной точностью, что и банковские операции. Дух - дело особое...
Удовлетворимся же чудом, свершённым в мгновение ока: раскроем глаза и будем, схватывая всё на лету, учиться истинному видению. Закрыть глаза - значит воспринимать отзвуки внешнего мира антипоэтически. Анри Руссо видел лучше импрессионистов. Вспомним, что они смотрели, полузакрыв глаза, и ловили лишь музыку объективного, единственно способную просочиться сквозь их полусмеженные веки.

Вермеер Дельфтский - явление другого рода. В истории видения его глаза - это случай максимальной честности, не избежавшей, однако, соблазнов игры света. Ван дер Меер, новый святой Антоний, сохраняет предмет в неприкосновенности с подлинно фотографическим вдохновением - так проявляется его смиренная и пылкая деликатность. 
Умение видеть - это вообще новая система измерения духовных пространств. Умение видеть - это нечто вроде изобретения. А есть ли изобретение безупречнее, чем анестезирующий взгляд четко видящего глаза, глаза, лишенного ресниц и цейсовских стекол - дистиллированного, пристального, не затянутого розовой плёнкой конъюнктивита.

В наш век, когда живопись все ещё топчется в области проб и ошибок, фотоаппарат мгновенно даёт практические результаты. Фотография с неиссякаемой фантазией осваивает формы новых предметов, которые на плоскости полотна остаются всего только символами. 
Глаз объектива придаёет очарование холодной белизне умывальника, передаёт тягучую дремоту аквариума, проникает в сердцевину хрупких суставов электроизмерительных приборов - его магия поразительно точна. А в живописи - иначе, и если ты хочешь изобразить, например, медузу, то тебе совершенно необходимо нарисовать гитару или арлекина, играющего на дудочке.

У фотографии - новые возможности, рождённые самой её природой. 
Вспомните фотографию Ман Рея - портрет несчастного Хуана Гриса в ритме банджо. Задумайтесь над его новой естественнейшей манерой, ведь она - результат всего-навсего точного технического процесса, результат лучезарного созидания фотоаппаратом!

О фантазия фотографии! Она удачливее и проворнее мутных процессов подсознания! 
Простое изменение масштабов вызывает необычные ассоциации и реальные - вы о них и не подозревали! - аналогии.

Чёткий портрет орхидеи и разинутая тигриная пасть на фотографии предстают в интимном единстве, а солнце тысячью бликов играет в анатомии мышц гортани. 
О фотография, ты схватываешь тончайшую, неподвластную контролю поэзию!

В огромном, блестящем глазу коровы сферически преломляется уменьшенный светлый пейзаж в духе постконструктивизма -- он точен до пятнышка на небосклоне, где плавают миниатюрные светящиеся облачка. 
О новые предметы, с блеском поданные фотоплакатами торговой рекламы!

Все новенькие механизмы - свежие, как роза, - приносят не растраченное покуда тепло своего металла в дар весеннему эфиру фотографического творчества.

О фотография, свободное творчество духа! 
1927 г. Сальвадор Дали

Ó

Ö